isla_de_mujeres (isla_de_mujeres) wrote,
isla_de_mujeres
isla_de_mujeres

Category:
  • Mood:
В очередной раз коря Симку за ее свинское поведение, я с тоской вспомнила о том подарке судьбы, что был у нас до Симки. О коте Ваське.
Эта личность была неординарная и необычная. Васька запомнился нам всем как философ и флегматик, гуманист и воплощение терпения. Он стоит того, чтобы о нем рассказать.

Васька появился в нашей жизни внезапно, благодаря спонтанности моей мамы. Надо сказать, что в те годы летом мы жили в деревянном доме, в котором водились мыши.
И мама, прогуливаясь со мной по рынку, увидела в корзинке мирно спящего полосатого котенка. Продавщица уверила нас, что этот котенок - потомок крысолова и сам тоже, когда вырастет, станет крысоловом.
"Крысолов" мирно спал на дне корзинки и даже не проснулся, когда мама, вытащив его оттуда, передала его мне. Я укутала котенка в кофточку и шла, не помня себя от счастья. Мы никогда не просили маму о котенке, но само ощущение теплого маленького существа так близко к тебе было нам незнакомо. Это был первый котенок в моей жизни.
Придя домой мы показали спящего котенка всем остальным. Ваську стали передавать из рук в руки, он проснулся, поел, потом свернулся в комочек у печки и снова заснул, пока мама взахлеб раскрывала перед нами перспективы ближайшего счастливого будущего - ни одной мыши в доме! И может, даже крысы станут обходить наш участок стороной.
Котенка нарекли Васькой, в честь одного из ухажеров маминого детства.


Васька рос спокойным и задумчивым котом. В нашей семье летом собиралось огромное количество детей, и все мы жаждали его общества.
Точнее, нам хотелось использовать его как одну из игрушек. Мы запихивали его в рюкзак и "похищали". Прятали его в рюкзаке в шкаф, "забывали" о нем, потом, спустя часы поисков и сбора улик, "находили" его, открывали рюкзак, а Васька мирно спал на дне рюкзака, устав размышлять о том, когда его освободят.
Однажды, я, моя сестра и двоюродный брат, решили Ваську приодеть. Я пожертвовала самым лучшим, что у меня было - сняла со своей любимой куклы русское платье, кокошник и сапожки.
Сначала мы надели на Ваську платье. Кот сопротивлялся, но довольно слабо. Возможно, он размышлял над тем, что наши действия имеют за собой глубокомысленную подоплеку. Затем на голову кота мы привязали кокошник. Васька слабо возмутился.
- Как надеть ему сапоги? - спросил мой двоюродный брат. - На передние ноги или на задние?
Пока мы размышляли над этим вопросом, Васька рванулся из рук и убежал.
Вскоре мы нашли другую игру и забыли о коте.
Он же, прошастав по окружающим участкам и перепугав до смерти все кошачье-собачье население, только в сумерках, когда нас уложили спать, прокрался на участок к кухне.
Моя мама в тот момент прибиралась около плиты.
- Мяу! - раздалось за ее спиной.
- Васенька! - воскликнула моя мама. Пока она раздевала его, она умирала со смеху, настолько смешно выглядел кот в русском народном платье со съехавшим набок кокошником.

Чем взрослее становился Васька, тем больше надежд вызывал он у мамы.
Первый удар по кличке "крысолов" пришелся на той же кухне. Мама, войдя, увидела Ваську, мирно спящего на табуретке, в то время как под табуреткой резвилась мышь.
Мама подняла крик, пригрозила Ваське, что не станет его кормить, а кот, ничего не понимая, слез с табуретки, полагая, что мама захотела занять его место.
И началось.
Наблюдая за тем, что Васька даже за бабочками не охотится, мама решила, что он просто не знает, что такое охота и что такое ловить и убивать мышь.
Тогда она изловила мышь (не помню как) и подсунула ее Ваське. Васька понюхал мышь и дал ей легкого пинка лапой. Мол, "иди, не отвлекай меня от раздумий". Мышь, не долго думая, бросилась вскачь.
Мама бросилась за ней.
Васька флегматично наблюдал за своей хозяйкой, носящейся по огороду. Мама, изловив мышь (!) победно несла ее за хвост обратно к Ваське.
Васька погрузился в тяжелые раздумья. Чего хочет от него хозяйка? Зачем сует этого дурно пахнущего зверька ему под нос? Неужели хочет, чтобы он ее ловил? Она и сама неплохо справляется...
Пока Васька думал, он неторопливо гонял мышь от одной лапы к другой, не выпуская когтей, чтобы, не дай Бог, ее не поранить. Мама, затаив дыхание, следила за Васькой. Мы тоже следили.
- Кажется, в нем просыпается крысолов, - заметила моя сестра.
В этот момент Васька дал мыши возможность юркнуть под шкаф.
С тех пор мама звала Ваську не крысоловом, а дармоедом.
А дядя называл его Васисуалием Лоханкиным. Звучало красиво и гордо, я все детство думала, что это дядя придумал кличку, пока не прочитала "Золотого теленка". Васька и вправду был похож на Васисуалия Лоханкина - на его задумчивом мордолице иногда ясно читалась мысль: "А может, так и надо? А может, в этом и есть высокий смысл?".

Васька, пока был молод, боялся шумных компаний и мужчин. Когда к нам приходили гости, он пулей летел в ванну и забивался под саму ванну, и вытащить его оттуда было невозможно.
Когда же нам чудом удавалось выковырнуть его оттуда, чтобы запечатлеть на семейном фото, на всех черно-белых фото того времени морда кота имеет одно и то же выражение: "Ну что ж, наверно так оно и должно быть".

Когда у нас появилась собака Лесси, она приручила Ваську не бояться компаний и даже встречать нас у дверей.
Мы, заходя в квартиру, всегда находили их в одной и той же позиции - друг напротив друга, с поджатыми под себя лапами.
- В карты играли, - шепталась я с братом. И сама так вы это верила, что пару раз приподнимала Ваську, чтобы посмотреть, не лежит ли, в самом деле, под ним колода карт.

Однажды мне подарили голубенького волнистого попугайчика Прошку. Прошка любил вылезать из клетки и собирать зернышки на ковре.
Васька проявлял к Прошке дружеский интерес. Например, пару раз засовывал свою морду в клетку к попугаю.
Мама кричала:
- Он убьет его! Убьет!
А Прошка зверски колотил клювом по Ваське. А Васька не мог вытащить свою голову с первого раза и долго дергался в клетке.
Когда Прошка гулял по ковру, Васька выжидал момент, когда попугай наклонится к зерну и пытался понюхать его под хвостом. Прошка разворачивался и долбал его клювом. А однажды Прошка вскочил на Ваську, пришпорил его, и прокатился по диванам и креслам на коте.
Потом на три дня у нас поселился воробей, спасенный мамой из лужи. Он очень боялся Ваську, а Васька каждый день приходил к нему "проведать". Иногда можно было наблюдать такую картину:
Васька спокойно сидит напротив клетки, а воробей бьется в клетке как ненормальный и верещит из последних сил.
Воробья мы прозвали Витамином. Поскольку Васька не засыпал около клетки, а наблюдал за воробьем, с сочувствием, словно доктор, который смотрит на бьющегося в припадке пациента.

Когда Васька был уже пожилым котом, у нас появилась маленькая племяшка Наташа. Наташа все лето мучила Ваську, она таскала его с места на место, теребила, выворачивала шкурой внутрь, Васька все это терпел, очевидно, полагая, что в этих страданиях есть высокий смысл. И лишь иногда, когда уже терпеть не было сил, опускал тянувшуюся к нему детскую ручку лапой. Не выпуская когтей. И серьезно смотрел в детское лицо. Наташа снова тянула к нему руку. Вася снова мягко опускал ее руку лапой. И Наташа оставляла его в покое.
Так он ее "учил".

Однажды мама, вдруг вспомнив о первоначальном предназначении Васьки, высказала ему все, что о нем думала:
- Дармоед бессовестный, позор кошачий, ты за всю свою жизнь не то что мухи или таракана, ты даже мышки не поймал. Ни одной птички не принес. Да какой ты после этого кот. Ты позорище, а не кот!
Васька выслушал это все, встал и удалился.
Спустя некоторое время, моя мама, выйдя на крылечко, увидела идущего к ней по дорожке Ваську. В пасти Васька держал птичку. Она была еще жива, открывала и закрывала клювик.
- Вася!!! Как ты мог! - возмутилась мама.
Вася положил птичку к маминым ногам. Птичка встрепенулась и улетела.
Васька серьезно и долго начал мяукать, что-то выговаривая маме.
Наверно, он хотел сказать:
- Кто вас поймет, женщин. То ругается, что никого не несу, а то недовольна, что принес!

Когда мне исполнилось двадцать, в день моего рождения Васька обошел всю нашу семью и с каждым попрощался. На следующее утро его парализовало, но он на передних лапах дополз до туалета, чтобы сходить в него. Но вылезти уже не смог. На прощание он подал мне лапу.
И умер в полной уверенности, что прожил эту жизнь должным образом.

За все время его жизни не погибло от его лапы ни одно живое существо. Вот так жил и умер философ Васька.
Tags: воспоминания, кошка
Subscribe

  • (no subject)

    Ой люди! Ой народ! Я тут даже не знаю, что написать и как к этой новости подойти. В общем так... два дня назад я поливала Василия Ивановича и не…

  • Про цветок и топоры

    Мама отправила Степану и Василию Ивановичу гостинцы: домовому - кедровые орешки, а цветку - удобрения. Понимаете? Члены семьи как-никак... В…

  • Про отпуск и кота. Запись 3.

    Охохонюшки, как же быстро пролетает отпуск, особенно, когда он на родине... Музеи, выставки, города, парки, сады, прогулки по городам - все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments