February 20th, 2018

на дороге анегелы

Побег

Я опять со сном. Кажется, это продолжение другого сна про девушку и трех братьев, потому что состав участников тот же. Сон был странный, но еще интереснее была реальность ощущений.
Итак: стоит глубокая ночь, луна полная, то появляется, то скрывается за облаками. Позади нас страшно нависает крепость - нечто страшное, холодное, безнадежное, из чего я только что вырвалась. Меня почти тащит на себе мужчина - мой брат. Мы пытаемся добраться до каменной стены и пересечь расстояние между крепостью и стеной, это пространство вроде сада. У меня болит все, что только может болеть, такое ощущение, что меня не просто били, а еще и резали, по крайней мере на запястьях глубокие распухшие раны, брат иногда хватает меня за запястье, я дергаюсь от боли. Но одновременно я испытываю огромную любовь к брату, восхищение тем, что он пришел за мной туда, пытается вытащить из этого места. Все это в тишине, мы держимся в тени от деревьев, перебегая лишь тогда, когда луну на небе скрывает очередное облако. Перекличка охраны на крепости доносится до нас, ужас такой, что мне кажется ледяная рука ложится на затылок. Но рядом плечо брата, он пытается приобнять, пока мы в укрытии, подбодрить, служит мне опорой, когда мы перемещаемся до следующего укрытия. Мои силы на исходе, когда мы достигаем стены. Он подсаживает меня, я кое-как карабкаюсь на стену, понимая, что сейчас надо несмотря на боль, страх и отчаяние постараться сбежать, выжить, потому что там, в крепости, меня ждет только зло и смерть. Я вижу, что по ту сторону стены стоят два всадника, один из них держит еще одну лошадь. Это, судя по всему, тоже мои братья. Мой брат тоже залез на стену рядом со мной и осторожно помогает мне спуститься к одному из братьев на седло. У меня разве что искры из глаз от боли не сыпятся: он держит меня за запястье, я вижу в свете луны как по белой коже течет темная кровь из-под его пальцев, видимо открылась рана. В этот момент со стороны сада разносятся крики, шум, брат на стене оборачивается, торопится передать меня всаднику, тот, наконец, крепко меня прижимает к себе, разворачивает лошадь и скачет прочь, прикрывая меня плащом, я лишь успеваю увидеть, как мой брат со стены соскальзывает против своей воли обратно в сад, и ору:
Валентин!
Проснулась все еще с эхом боли, с часто бьющимся сердцем, схватилась за запястье даже поначалу, надеюсь, я не орала на самом деле, а то соседей жалко)))
Я думаю, надо уже прятать под замком эти сны, какие-то они до жути реальные, между собой перекликающиеся. Бррр